mon_kassia: (embarras)
В больнице попробовала почитать Т. Манна "Иосиф и его братья" и Г. Гессе "Игру в бисер". Бросила после нескольких страниц обе. Читать это невозможно.

Прочла Г. Грина "Силу и славу". Ну и мрачняк. Не понимаю я такую литературу. Какова цель ее написания? Видимо, что-то благочестивое, жизнь есть боль, христианство есть страдание. Ну или не знаю. Все это мне глубоко чуждо. Какое-то инопланетное мировосприятие, и охота же )(
mon_kassia: (пиратка)
Наконец, закончила перевод поэмы Льва Математика и Философа "Иов, или О беспечалии и терпении". Много думала.

638 строк. После восхваления Иова говорится о разных отношениях к скорбям, какие есть. Поминаются Гераклит и Тимон. Затем до стк. 215 пересказывается история Иова. Причем жена Иова в поэме рассуждает не как иудейка, а как гречанка: упоминает Эндимиона, называет солнце Гиперионом и вспоминает об астрономии и созвездиях. Затем до конца поэмы идут благочестивые рассуждения о том, как относиться к скорбям и к благоденствию и земному счастью, в частности, в виде ответов на возражения и сетования воображаемого собеседника.

Цитируются или упоминаются в качестве примеров Фалес, Ксенофонт, Зенон, Сократ, Спарта и Ксеркс, Антисфен Афинский, Платон, сицилийские тираны Дионисий и Дион, Артаксеркс и Оронт, Крез, Поликрат, Астиаг, Сарданапал, Анакреонт, Кратет, Музоний.
Поминаются Тифон и Эос, Гея и Амфитрита (символы земли и моря), Мойра, сады Адониса. Загробный мир называется не иначе как Аидом. В качестве выражения радости приводятся вакхические возгласы "Эвоэ, эван!" Виноградник символически назван Дионисом.
Правда, вспоминаются и христианские персонажи: Давид, Авраам, 40 мучеников, Маккавейские мученики, апостол Павел, но в общей сложности это занимает всего ок. 60 строк, т.е. где-то 11-ю часть поэмы и где-то 8-ю от собственно увещательно-толковательной ее части.

Позабавил финал поэмы. После всех увещаний не привязываться к земному счастью и имуществам и даже радоваться, когда имущества лишился, т.к. лишился с ними и забот и страхов итп, поэма оканчивается такой молитвой:
Христос Слово!
О, не давай никому никакой Ты безудержной скорби,
Не уязвляй ею разум наш неодолимо,
Но безмятежней переплыть это море подай нам,
И во обителях там водвориться бесскорбных!
Если же муж ни один не пройдет через Атлас безводный,
То обладать нам позволь кое-чем из богатств и имений,
И чем-нибудь из того, что способно ослабить несчастья!
Нуачо ))

В общем, полное ощущение, что поэма написана для людей, привыкших обращать ум в образах античной эллинской культуры, а отнюдь не христианской. Точнее, христианской тоже, но эллинская им явно ближе, известней и понятней. Т.е. эти люди явно знают куда лучше истории с перстнем Поликрата или жизнь философов по Диогену Лаэртию, нежели жития христианских святых или святоотеческую экзегетику.

И тут я задумалась: а почему, собственно, византийские интеллектуалы (для которых, очевидно, Лев и писал) не могли быть именно такими? Ведь школьное образование строилось фактически полностью на сочинениях эллинских авторов и античных философов. Ну, разве что с прибавлением Григория Богослова, но тот тоже очень любил всякие античные аллюзии. То есть именно эллинскую культуру люди впитывали с детства в школе, все эти аллюзии, истории, имена, образы, метафоры. Жития святых и творения отцов Церкви, которыми мы обладаем, пусть даже в большом числе рукописей (хотя и это не всегда далеко), были прежде всего чтением монашеским. В миру тоже читали церковные книги, конечно, и Псалтирь с Новым Заветом, но еще читали философов, хотя бы во флорилегиях, поэтов, античные романы, эпиграммы, историков.

И вот, мы имеем такую поэму об Иове. 9 век. Убери оттуда Иова и еще несколько десятков строк, и получим чисто эллинское - а точнее, общечеловеческое, а отнюдь не христианское увещание к терпению скорбей. Так-то! :) Византийцы нифига не парились насчет того, чтобы употреблять примеры и образы, взятые из книг "нечестивых язычников" и из светской литературы, а не из отцов Церкви. Не то, что нынешние благочестивцы, которые на все нецерковное готовы плеваться.
mon_kassia: (абзац)
Читаю Лермонтова, в конце книги есть некие примечания. С удивлением узнала, что "Маскарад" при жизни Л. поставить не удалось - цензура заворачивала, хотя Л. под ее требования даже еще один акт написал, где наказал Арбенина. Ну ладно, я еще понимаю, почему Лермонтова заставляли "Демона" переписывать. Но "Маскарад" - что там-то такого страшного?! Обычная светско-любовная драма, да еще вроде как обличающая пороки вроде игры или безумной ревности и интриганства. Ан нет, цензор заявил, что пьесу невозможно поставить главным образом из-за нападок в ней на маскарады в доме Энгельгардта (не знаю, кто это, но видимо, какая-то вип-персона тех времен). Хренассе. Потом Лермонтов переделал пьесу, но и тогда ее не допустили - теперь уже потому что в ней "слишком много резких страстей и характеров, а добродетель недостаточно награждена". В итоге "Маскарад" поставили только в 1862 г.!

Впрочем, после того факта, что Пушкина отправили в ссылку всего лишь за одну фразу из его перехваченного письма, что он заинтересовался атеизмом, можно уже ничему не удивляться. Такое впечатление, что 200 лет назад у власти здесь были такие же болваны, как и сейчас, если не худшие. Поневоле поверишь в теорию индийцев о России как о специальном месте, где люди отрабатывают дурную карму :(
mon_kassia: (пиратка)
В Книге Иова говорится, что бедствия на него посылает сатана, хоть и по позволению Бога. Лев Философ в поэме "Иов" все эти бедствия определяет словом θεῖος или θέσφατος, т.е. "ниспосланные Богом". Ну а чего, логично: раз Бог попускает, то Он и посылает в конечном счете.
(А как же теодицея? ы)
mon_kassia: (Default)
Не знаю, как Фотий, но Лев Математик точно был не отягощен излишним пуританством )) Одна из его эпиграмм, если разобраться, весьма философско-жизненная (о сексе как войне м и ж, гомеровский центон). Лемерль ее окрестил "чрезвычайно неприличной", ну, лично мне она не кажется такой уж неприличной, могло быть и хуже )) Главное понять смысл, а тут уж - кто что увидит.

Самое интересное то, как они офигенно знали тексты. Гомерокентрон это стихи, написанные цитатами из поэм Гомера - и мало того, что это хорошо подобранные цитаты, но они еще подобраны так, что многозначные слова, которые у Гомера употреблены в одном значении, в гомерокентроне употреблены в другом значении или омонимично - а в результате выходит совершенно другой смысл, хотя слова те же самые. Чтобы такое написать, надо не только наизусть знать всего Гомера, но еще быть прекрасным знатоком языка. Это офигительно на самом деле. Кстати, тот же Лев в своей проповеди в бытность архиепископом наизусть цитирует большие куски из Григория Богослова. У византийцев была офигительная память. В наш век компьютеров такое уже невозможно.
mon_kassia: (embarras)
Знаешь, кто на этой иллюзии ездит? Коммерческий директор нашего дурдома. Зовут его Вовчик Малой.
(с) Пелевин, "Чапаев и Пустота" (1996)

Фотий

Dec. 22nd, 2015 09:31 pm
mon_kassia: (читатель)
Лемерль был прав: Фотий ни разу не был эллинистом и гуманистом. Вообще. Читал много, да, но это и все. Все прочитанное он оценивает с двух точек зрения: насколько оно соответствует или не соответствует "христианскому благочестию" и насколько оно хорошо стилистически. А так все стандартно: античная философия это "эллинское безумие", "нечестие" и пр. В философии его, по-видимому, кроме христианского богословия, ничего не интересовало.

Кстати, не успела я посетовать на странные неподробные рецензии "Библиотеки", как пошли как раз подробные, хотя и не все, с пересказом содержания. Но выбор Фотия опять же неочевиден, т.е. почему он среди книг одного жанра (скажем, исторических) они пересказывает подробно, а другие нет. Еще его, похоже, интересовали всякие сведения о жизни в дальних странах типа Индии и Африки, но пересказывает он их как-то совершенно некритически - невозможно понять, принимает ли он все эти байки (в т.ч. напр. про собакоголовых людей) за чистую монету или нет. Правда, подробно пересказав рассказы Ктесия Книдского о Персии и Индии, он в конце говорит, что вот такие мол он рассказывает басни, но все равно остается вопрос: если это "басни", то зачем их так подробно пересказывать? (это при том, что куда более правдоподобные исторические сочинения он оставляет без пересказа) А если ты их пересказываешь, то значит, не считаешь баснями вообще все - но тогда где хоть одна ремарка по поводу тех или иных сведений? Странным все-таки он был читателем.
mon_kassia: (котейка)
Начала читать "Библиотеку" Фотия, прочла уже 56 кодексов. Че-то разочарована. Я думала, там более дельные рецензии, а они все какие-то странные, особенно с учетом того, что он сам пишет в предисловии, что решил написать эти заметки для брата Тарасия о книгах, которые тот не читал. Ну, предисловие это относится не ко всей "Библиотеке", конечно, т.к. Фотий ее, очевидно, потом много дополнял. Но в принципе, судя по всему, он описывает книги, которые не всем в его время были так уж легко доступны, он сам их где-то в библиотеках выискивал (или в библиотекЕ - м.б. дворцовой, с учетом его должности протоасикрита).

Казалось бы, что хочется прочесть человеку, не читавшему книгу, в заметке об этой книге? Конечно, хотя бы краткое описание и анализ ее содержания. - Ан фиг! Фотий большей частью оценивает стиль и язык, о содержании чаще всего почти ничего не говорит. Иногда только упоминает о разных церковных фактах, описанных в той или иной книге, и то очень общо. А так разве что упомянет неправославные воззрения автора или покритикует его за нелепицы или за оправдание ересей. Собственно, более подробного описания у него удостаиваются только книги о некоторых церковных соборах. И это все. Все очень церковно, благочестиво и скушно.

Кстати, есть там два кодекса, посвященные соборам против пелагиан. Там Фотий называет блж. Августина святым и божественным мужем, также хвалит Проспера Аквитанского за его борьбу с пелагианством. Полное ощущение, что он придерживался их взглядов, а не того учения о свободе воли, которое на западе считали полупелагианством и которое исповедовал Иоанн Кассиан, а наш кир бишоп называет православным. Но это, опять же, только ощущение. Фотий прямо не говорит, что он со всем этим согласен - но и не говорит, что с чем-то не согласен. Между прочим, он там перечисляет анафематизмы на тех, кто не считал нужным крестить детей по причине не перехода на них прародительского греха, и тех, кто считал, что некрещеные младенцы попадают в среднее место между раем и адом. При этом он больше ничего не говорит: анафематствовали и все. Что он сам об этом думает? - ну, по-видимому, он согласен, поскольку, например, пиша о Филопоне и его книгах, он говорит, что Филопон защает ереси и такой-сякой. А тут не говорит. Получается, со всем согласен.

Там еще есть один кодекс о раннехристианском соборе против мессалиан, где Фотий говорит, что и самому ему пришлось с мессалианами бороться - т.е. это фактически прямое свидетельство, что по меньшей мере часть "Библиотеки" он составил уже будучи патриархом.
mon_kassia: (Agia Sophia)
Вышло наше с соавтором интервью!
О нашем другом глобусе, а также об исторической Византии, "византийских уроках", России и византийском наследстве, о Церкви и монастырях, культурных матрицах и литературе... в общем, обо всем на свете :)
mon_kassia: (Aya Sofia)
О, тут опрос про художественную литературу о Византии!
Ежели кому понравилась моя "Кассия", можете там проголосовать (она там есть в числе прочего, а вообще можно три пункта выбрать).
Я, кстати, из там перечисленного почти ничего и не читала, кроме стихов.
mon_kassia: (embarras)
"— А как ты полагаешь, правда, что всем православным амнистия будет?

— Когда?

— На страшном суде, — сказал Колян тихо и быстро.

— Ты чего, во всё это фуфло веришь? — недоверчиво спросил Шурик. ... )
mon_kassia: (созерцание)
«И вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь»
(3 Цар. 19:11-12).
Весь этот год с его тоскою и злобою, из каждой трещины полезшими вдруг, я слышу ноту непростую, особую, к любому голосу примешанный звук, похожий, кажется, на пены шипение, на шелест гальки после шторма в Крыму, на выжидающего зверя сопение, но только зверя не видать никому.

И вот, пока они кидаются бреднями, и врут, как водится у них искони, плюс измываются уже над последними, кто не уехал и не стал, как они, пока трясут, как прокаженный трещоткою, своими байками о главном-родном и глушат бабками, и кровью, и водкою свой тихий ужас пред завтрашним днем, покуда дергаются, словно повешенный, похабно высунув язык-помело, — я слышу голос, незаметно примешанный к неутихающему их трололо. И сквозь напавшее на всех отупение он все отчетливее слышится мне — как будто чайника ночное сипение, его кипение на малом огне.

Покуда зреет напряженье предсудное, рытье окопов и прокладка траншей — всё четче слышится движенье подспудное, однако внятное для чутких ушей. Господь не в ветре, урагане и грохоте — так может действовать испуганный бес; и нарастание безумства и похоти всегда карается не громом с небес; Господь не действует ни криком, ни порохом — его практически неслышимый глас сопровождается таинственным шорохом, с которым лопается пена подчас, и вот я чувствую, чувствую, чувствую, хоть признаваться и себе не хочу, — как в громовую какофонию гнусную уже вплетается нежнейшее «Чу»…

Пока последними становятся первые, не остается ни порядков, ни схем, оно мне сладостно, как ангелов пение за темнотой, за облаками, за всем: такое тихое, почти акапельное, неуязвимое для споров и драк.

ВЕДЬ ЭТО ЛОПАЕТСЯ БОЖЬЕ ТЕРПЕНИЕ.

ОНО ВЕДЬ ЛОПАЕТСЯ ИМЕННО ТАК.



Дмитрий Быков,

"НОВАЯ ГАЗЕТА", 26 декабря 2014 г.
mon_kassia: (o mon Dieu!)
Начала читать Есенина "Железный Миргород". Его впечатления от приезда в Нью-Йорк (после поездки по Европе), сравнение с Россией и насмешки над отечественными поэтами, пишущими об Америке по картинкам из плохих журналов.

Блин, прошло почти 100 лет, а нифига не изменилось!!

Есенин-то еще надеялся на "коммунистическое строительство" - мол, скоро покончим с этой осталостью, то-се. А НАМ НА ЧТО СЕЙЧАС НАДЕЯТЬСЯ?? ((((
mon_kassia: (Default)
диалог соавторов )

***
Лично я читаю худлит очень мало. Но из всех писателей, которые мне рекомендовали в последние несколько лет, мне понравились только Пелевин и рекомендованные [livejournal.com profile] oryx_and_crake (и переведенные ею же) Дэвис и Этвуд. А те имена, которые соавтору называли в качестве Васи Пупкина (Громыко и еще там кто-то) как пример обязательного чтения не вызывают у меня ничего, кроме тяжелого изумления.

А вы что думаете о литературном процессе и популярности?

Конечно, мне бы хотелось найти для романов издателя с широкой системой распространения, но, судя по всему, эта мечта так мечтой и останется, да и некогда мне пороги обивать, а помогать мне в этом деле никто не хочет, ну а на нет и суда нет.

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

потоки

RSS Atom

самое читаемое

стиль

развернуть свитки

No cut tags
Page generated Jun. 28th, 2017 03:55 pm
Powered by Dreamwidth Studios