mon_kassia: (embarras)
Палама проповедует в день памяти Иоанна Предтечи перед монахами в каком-то монастыре, скорее всего, Иоанну и посвященном (гомилия 40). Предтеча - символ подвижничества, постник-нестяжатель-мученик и пр. Монахи должны ему подражать, разумеется. Но как?
Итак, он кормился фруктами и корнями растений или диким медом. Имел же он только одну одежду ... Мы же изобилуем таким большим количеством продуктов питания и одеждой, имея склады и хранилища, полные пшеницы и вина, булочные и пекарни и, одним словом, все необходимое.
Тут бы ему и посетовать, что нынешние монахи далеко отошли от первоначального идеала? Куда там!
Возблагодарим же дарователя сих вещей - Бога и Его Предтечу, благодаря которому все это даруется нам без нашего труда, как бы от источника проистекая нам, и принесем это в славу его, делами воздавая благодарение ему; потому что если мы будем довольствоваться сим общи монастырским достоянием, мы будем не очень далеки от Иоаннова нестяжательства и терпения. Ибо хоть он и недостижим во всем, однако, как его кормил Бог, так и мы кормимся дарами Божиими; если же имеем свои собственные частные деньги и вещи, вот это страшно и делает нас далекими от общения со святыми.
Что называется, снимаю шляпу: надо же так ловко все вывернуть и остаться в беленьком! Т.е. иметь частную собственность - это стяжание. А жить в монастыре, который сам имеет в собственности земли и целые деревни с крестьянами, которые на него и пашут, и обеспечивают монахам все эти "склады и хранилища, полные пшеницы и вина, булочные и пекарни и, одним словом, все необходимое", - это нестяжание! То есть если ты не работаешь и "без труда" имеешь все необходимое за счет того, что другие пашут на твой монастырь, то ты, брат, недалеко от совершенства пустынника Иоанна. Офигеть. О-фи-геть.

Стоит ли после этого удивляться каким-нибудь часам Гундяева или мерседесам того или иного батюшки, или даже яхте депутата? - им же все это, как они говорят, доброхоты подарили, т.е., натурально, люди "кормятся дарами Божиими", как иже во святых отец наш Григорий Палама! И чего еще кто-то недоволен?

Прав был Плифон: трутни они трутни и есть.
mon_kassia: (мечты и думы)
Не знаю, что там у Николая Кавасилы в сочинении против обскурантов, а в письме к Синадину он в самом деле говорит, что неученый, даже если он свят по жизни, не совершенен, но контекст там не общегуманистический, а чисто религиозный: образованность имеется в виду отнюдь не светская, а в святоотеческих сочинениях, насколько можно судить.
"Ты спросил о том, каким образом бывают несовершенными добивающиеся добродетели не согласно с разумом. Это самоочевидно: ибо они несовершенны вследствие того, что не мудры. Ведь если даже они и святы, тем не менее, в нынешней жизни им недостает некоего человеческого блага, которое они были в состоянии стяжать; а несовершенство бывает каждый раз, когда не осуществляется в действительности то благо, для которого имелась возможность. Ибо (все) люди способны к мудрости в возможности, поскольку имеют ум и восприимчивы к знанию, если только они каким-то образом не стяжали мудрость и не научились по действию благодати, подобно тому как произошло с апостолами. Таковые уже не являются несовершенными. А которые не приняли мудрости таким образом, те являются святыми, обучив страстную часть души, но они не мудры и потому несовершенны, так что стремятся у святых мудрецов научиться чему должно. В самом деле, святой Амфилохий, рукоположенный ангелами и никому не уступавший в святости, тем не менее, вопрошал великого Василия о том, как ему следует поступать; и тот научил его и преподал ему каноны и законы; а обучение есть не что иное как совершенствование обучаемого, совершенствование же бывает у еще несовершенных. Обучение это также свет и проводник, и ясно, что нуждающийся в проводнике и в чужих глазах слеп, а если видит лишь в определенной мере, то одноглаз. И если б он не нашел руководителя, то получился бы один смех и позор. Итак, ясно, что (таковые люди) несовершенны и нисколько не отличаются от одноглазых, и (в этом) великий вред и позор для них и для смотрящих на них."

(© перевод мой)
Но тут уже тогда другое интересно. Если Кавасила писал это по возвращении с Афона и в самом деле раздраженный нравами тамошних исихастов, то тогда получается, что оные исихасты даже и святоотеческие книги не считали нужным читать и религиозно обучаться. А ведь кто-то из антипаламитов (кажется, Никифор Григора) так и писал, что эти монахи даже и Евангелие не читают.

Хо-хо. Мнится мне, я подобных монахов видела гораздо ближе Афона.

И что-то мне все больше кажется, что если оные исихасты афонские даже и видели какой-то свет, то вряд ли он был фаворским. Как говорится, "пойдете светом огня вашего и пламене, егоже разжегосте"...
mon_kassia: (soleil)
на французском
Вкратце сводится к следующему.

Николай Кавасила, проведя год вместе с Григорием Паламой на Афоне, по возвращении в Константинополь в ответ на вопрос Синадина, можно ли достичь совершенства без мирской мудрости, отвечает (1348 г.): люди, имеющие способность достичь мирской мудрости, должны ее реализовать, иначе они будут существами несовершенными; не обладающие мирской мудростью нуждаются в обучении, следовательно, они тоже несовершенны. НК был, возможно, раздражен антиинтеллектуализмом афонских монахов.

Через семь лет, в 1355 г. (т.е. уже после соборной победы паламитов) НК пишет целый трактат "Против тех, кто объявляет тщетной мирскую мудрость", направленный против обскурантизма "Триад" Паламы, чьи аргументы он воспроизводит и опровергает. Возможно это была попытка защиты христианского гуманизма в условиях торжества воинствующего паламизма на официальном уровне.

Сходство.
В "Словах о жизни во Христе" НК приближается к богословию Паламы относительно спасения, роли воплощения, таинств и молитвы. Но все эти темы - не собственно паламитские, они уже были в прежней православной традиции, так что можно сказать, что НК и ГП просто разделяют общецерковную традицию и воспроизводят ее.

Различия.
ГП в "Триадах" утверждает, что полнота духовного опыта доступна лишь монахам-исихастам. НК говорит, что она доступна любому человеку при любом образе жизни.
ГП утверждает, что видение света исихастами это слава будущего века. НК говорит, что совершенное созерцание в нынешнем веке невозможно, и жизнь этого века по отношению к будущему подобно жизни эмбриона в утробе, который не имеет никакого понятия о той жизни, для которой растет.
ГП призывает монахов довольствоваться христианской традицией. НК рисует образ православного человека, питающегося античной культурой и открытого латинской традиции.

Посему трудно видеть в НК верного ученика Паламы, хотя они и разделяли многие пункты православной традиции. НК ничего не пишет о вопросе фаворского света и о теме сущности и энергий.
Во время исихастских споров к НК обращались обе стороны, но нет сведений, что он поддержал какую-либо из них, по-видимому, не желая вмешиваться в эту драку.
Хотя он защищал Паламу от нападок Григоры и даже написал канон в честь ГП в 1368 г., он, очевидно, не поддерживал полностью паламитский ригоризм. Скорее, он дорожил личными связями и дружбой с людьми из разных лагерей (в т.ч. дружил с Дмитрием Кидонисом), чем принадлежностью к той или иной партии.
Так что он не был ни паламитом, ни антипаламитом, его заботило не видение света какими-то монахами, а жизнь во Христе для всех.

Фотий

Dec. 22nd, 2015 09:31 pm
mon_kassia: (читатель)
Лемерль был прав: Фотий ни разу не был эллинистом и гуманистом. Вообще. Читал много, да, но это и все. Все прочитанное он оценивает с двух точек зрения: насколько оно соответствует или не соответствует "христианскому благочестию" и насколько оно хорошо стилистически. А так все стандартно: античная философия это "эллинское безумие", "нечестие" и пр. В философии его, по-видимому, кроме христианского богословия, ничего не интересовало.

Кстати, не успела я посетовать на странные неподробные рецензии "Библиотеки", как пошли как раз подробные, хотя и не все, с пересказом содержания. Но выбор Фотия опять же неочевиден, т.е. почему он среди книг одного жанра (скажем, исторических) они пересказывает подробно, а другие нет. Еще его, похоже, интересовали всякие сведения о жизни в дальних странах типа Индии и Африки, но пересказывает он их как-то совершенно некритически - невозможно понять, принимает ли он все эти байки (в т.ч. напр. про собакоголовых людей) за чистую монету или нет. Правда, подробно пересказав рассказы Ктесия Книдского о Персии и Индии, он в конце говорит, что вот такие мол он рассказывает басни, но все равно остается вопрос: если это "басни", то зачем их так подробно пересказывать? (это при том, что куда более правдоподобные исторические сочинения он оставляет без пересказа) А если ты их пересказываешь, то значит, не считаешь баснями вообще все - но тогда где хоть одна ремарка по поводу тех или иных сведений? Странным все-таки он был читателем.
mon_kassia: (котейка)
Начала читать "Библиотеку" Фотия, прочла уже 56 кодексов. Че-то разочарована. Я думала, там более дельные рецензии, а они все какие-то странные, особенно с учетом того, что он сам пишет в предисловии, что решил написать эти заметки для брата Тарасия о книгах, которые тот не читал. Ну, предисловие это относится не ко всей "Библиотеке", конечно, т.к. Фотий ее, очевидно, потом много дополнял. Но в принципе, судя по всему, он описывает книги, которые не всем в его время были так уж легко доступны, он сам их где-то в библиотеках выискивал (или в библиотекЕ - м.б. дворцовой, с учетом его должности протоасикрита).

Казалось бы, что хочется прочесть человеку, не читавшему книгу, в заметке об этой книге? Конечно, хотя бы краткое описание и анализ ее содержания. - Ан фиг! Фотий большей частью оценивает стиль и язык, о содержании чаще всего почти ничего не говорит. Иногда только упоминает о разных церковных фактах, описанных в той или иной книге, и то очень общо. А так разве что упомянет неправославные воззрения автора или покритикует его за нелепицы или за оправдание ересей. Собственно, более подробного описания у него удостаиваются только книги о некоторых церковных соборах. И это все. Все очень церковно, благочестиво и скушно.

Кстати, есть там два кодекса, посвященные соборам против пелагиан. Там Фотий называет блж. Августина святым и божественным мужем, также хвалит Проспера Аквитанского за его борьбу с пелагианством. Полное ощущение, что он придерживался их взглядов, а не того учения о свободе воли, которое на западе считали полупелагианством и которое исповедовал Иоанн Кассиан, а наш кир бишоп называет православным. Но это, опять же, только ощущение. Фотий прямо не говорит, что он со всем этим согласен - но и не говорит, что с чем-то не согласен. Между прочим, он там перечисляет анафематизмы на тех, кто не считал нужным крестить детей по причине не перехода на них прародительского греха, и тех, кто считал, что некрещеные младенцы попадают в среднее место между раем и адом. При этом он больше ничего не говорит: анафематствовали и все. Что он сам об этом думает? - ну, по-видимому, он согласен, поскольку, например, пиша о Филопоне и его книгах, он говорит, что Филопон защает ереси и такой-сякой. А тут не говорит. Получается, со всем согласен.

Там еще есть один кодекс о раннехристианском соборе против мессалиан, где Фотий говорит, что и самому ему пришлось с мессалианами бороться - т.е. это фактически прямое свидетельство, что по меньшей мере часть "Библиотеки" он составил уже будучи патриархом.
mon_kassia: (Default)
Св. Кассия Константинопольская. Гимны, каноны, эпиграммы (Татьяна Сенина (монахиня Кассия). Кассия Константинопольская: жизнь
и творчество).
 СПб.: Издательский проект «Квадривиум», 2015. 496 с. ISBN 978-5-716406-47-6

Кассия Константинопольская — одна из немногих византийских женщин-писательниц, чьи сочинения дошли до нас. Она получила прекрасное образование, славилась красотой и едва не стала, согласно легенде, женой последнего иконоборческого императора Феофила, однако предпочла земному жениху Христа и основала в Константинополе монастырь, где была игуменьей и занималась литературным творчеством. Кассия сочиняла церковные гимны и каноны, многие из которых до сих пор используются в церковном богослужении. Она также является автором корпуса кратких эпиграмм, резюмирующих собой византийскую этику и посвященных самым разным аспектам человеческой жизни — разуму и глупости, дружбе и коварству, добродетелям и порокам, богатству и бедности, женскому нраву и красоте. Одни эпиграммы звучат вполне по-христиански, другие носят чисто светский характер, порой они заключают в себе несколько уровней смысла и представляют собой тонкую интеллектуальную игру.
В данном издании содержится подробный обзор жизни и творчества Кассии и комментированный перевод всего корпуса известных в настоящее время ее произведений; гимнографические сочинения даются также в переводе на церковнославянский. В приложении публикуются два богослужебных последования в честь св. Кассии и перевод статьи Г. Тильярда, посвященной музыкальному анализу ее гимнов.
Книга предназначена для всех интересующихся культурой и историей Византии.

Оглавление см. на Академии.

Распространитель - "Университетская книга", так что должна появиться в магазинах, ну, и на сайте "Квадривиума".
mon_kassia: (Snow)
Максим Исповедник, надо заметить, нисколько не стеснялся на вопросы о смысле Писания или сочинений отцов давать какие угодно объяснения от себя - и не считал же он при этом, что он святой и потому вещает от Духа! Просто говорил, как понимал, и всё - и при этом не считал нужным постоянно оглядываться и цитировать святых предшественников в подтверждение своих мыслей. Нынче же, чуть что скажи "не так", православные братья тебе дадут Паламой по голове. А то и не им даже, а Брянчаниновым. Живой религии давно нет.
mon_kassia: (обиженное)
Я дочитала Анастасия Синаита и должна сказать, что в итоге разочарована. На острые вопросы, которые он затрагивает, адекватного (по кр. мере с т.з. современного человека вроде меня) ответа он все равно не дал, а все остальное там у него - обычные благочестивости. Собранные им повествования о св. отцах - вообще сплошная "агиография", навевающая мысли о том, что от уединения, постов и непрестанных молитв монахи те видели зело странные галлюцинации. (Ах я маловерка!)

Но больше всего меня, наверное, поразил ответ на вопрос 10а из числа дополнений. Якобы один "человек Божий" беседовал с бесами и "вопрошал их о многих тайнах" (ниче такая сама постановочка сцены, нда). В числе прочего он спросил, боятся ли они молитвы, и они заявили, что молитва "Отче наш" "не наносит им вреда", а вот когда тот "человек Божий" начал читать псалом "Да воскреснет Бог", они тут же завопили, чтобы он перестал, т.к. эта молитва для них хуже всех.
Я, честно говоря, абсолютно не понимаю благочестивого смысла этого рассказа. По-моему, это чистой воды злохуление, т.к. молитва, переданная САМИМ ХРИСТОМ (единственная, переданная Им!), объявляется по сути бессильной против бесов. Да это равносильно сказать, что бесы сильнее Христа. Вообще офигели эти "Божии люди" со своими видениями. Завели бы себе бабу лучше, работали бы и детей воспитывали, и не морочили бы голову никому таким идиотизмом :((
mon_kassia: (Default)
(из одной дискуссии выношу)

Если б христианство реально работало, мы были бы окружены если не чудотворцами, то по крайней мере людьми, реально отличающимся от нехристиан (в лучшую сторону). На деле же христиане часто отличаются от просто людей не в лучшую сторону, а в худшую. Если что свидетельствует о провале христианства, то именно это. А все эти богословии это все побочное. Я бы согласилась даже и на святых с кривым богословием, но и таких тоже нет.

Хотя, конечно, был Серафим Роуз какой-нибудь, да. Но проблема еще и в том, что вот лично я совершенно не хочу становиться святой таким образом, каким это делал он и ему подобные отцы, хоть недавно жившие, хоть давно. Мне это неинтересно, да и не получится у меня жить одними богослужениями и чтением Писания и Лествицы, а от постов у меня только анемия происходит, а не просветление, да и умной молитве никто не учит. А иным способом никто святым и не становился никогда. Ну разве что там мирянин Евхарист, который жил с женой как с сестрой и доходы от овец раздавал бедным и на церковь, так ведь и он, поди, кроме овец и Писания, ничем не интересовался.

Хорошо было святыми становиться до нового времени. А сейчас слишком много всего нового и интересного открылось, чтобы забивать мозг одной Библией и жить по Лествице. Я вот в последнее время думаю, что раньше многие люди в 40 лет уже умирали, и в общем вся эта христианская жизнь больше 15-20 лет сознательной активности просто не выдерживает. Потом, если нет от нее ощутимого толка, она банально становится скушной и продолжать ее не остается вовсе желания. Особенно если при этом есть чем заняться помимо нее - раньше-то у многих не было, что тоже фактор: муж/жена умерли - в монастырь, ибо такова традиция, а из монастыря, в каком бы возрасте туда не пошел, уже фиг уйдешь, т.к. чаще всего некуда идти да и в обществе не одобрят, так все и жили "по правилам". Патриархат с неразвитой наукой и жесткой социальной регламентацией - вот идеальный социум для христианской святости.

(обсуждение в ФБ)
mon_kassia: (задумчивый ангел)
Сегодня память новомученицы Екатерины Рутти - первомученицы греческих старостильников в борьбе с экуменистами.

Днeсь отступницы братолюбия сокрывaют лице и человеконенавидения открывaютъ зрaк: еретиков бо злочестивых лобызaюще, верных на гонения и смeрть предают. Но нaм возсияша мученицы новии, от нихже пeрвая Екатерина слaвная, к нeйже рaдующеся возопиим: за Христа пострадaвшая и от Него прослaвленная, моли спастися нaм.
©
mon_kassia: (revolution)
У св. Филарета, егоже память ныне совершаем, в одном письме по поводу истории с чудесным спасением группы монахинь, отказавшихся работать на советскую власть, сказано следующее:

"И вот мое глубокое убеждение: если бы вся многомиллионная масса русских людей проявила бы такую верность, как эти монахини, и отказалась бы повиноваться разбойникам, насевшим на русский народ — коммунизм рухнул бы моментально, ибо к народу пришла бы та помощь Божия, которая спасла чудесным образом монахинь, шедших на верную смерть. А пока народ признает эту власть и повинуется ей, хотя бы и с проклятиями в душе — эта власть остается на месте."
mon_kassia: (embarras)
Вот все-таки мне очень интересно. В житии Иоанникия, написанном сразу после смерти святого монахом Петром (байки коего потом воспроизводит Савва в др. житии того же И.), просто масса случаев, когда Иоанникий встречается с "драконами" (длиной до 18 м, с горящими глазами и пышущей пастью, все дела, т.е. явно не просто змеи какие-то) и на раз уничтожает их молитвами, как при случайной встрече в лесах, так и по просьбе страждущих от оных драконов жителей разных местечек. Петр уверяет, что рассказы о всех этих чудесах он записал со слов св. Евстратия Агаврского, который, будучи долгое время наперсником и близким другом Иоанникия, слышал об этом лично от него.

Тут, по-моему, только три варианта:

1. Петр врет и сочиняет, так что все это чистая "литература" - однако, по-моему, не похоже: слишком много таких случаев, а не один-два, причем в других житиях святых того же периода подобного не встречается;

2. Врет и сочиняет Евстратий - теоретически мог, конечно, по разным причинам: возвеличить святого, а заодно и себя как друга его, ну или банально глюки его собственные какие-то, или воображение буйное; хотя Евстратий все же был игуменом общежительного монастыря, так что все-таки несколько сомнительно, что он мог настолько свихнуться; впрочем, всякое бывает, конечно;

3. Врал и сочинял Иоанникий - и вот это даже может быть правдоподобнее всего, но тогда это означает, что у него были такие зверские глюки во время отшельнической всей этой жизни, что мама не горюй, а Грофу привет )(
mon_kassia: (Aya Sofia)

Мозаика из церкви Богородицы Всеблаженной, Константинополь (совр. музей при мечети Фетие).

April 2017

S M T W T F S
       1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

потоки

RSS Atom

самое читаемое

стиль

развернуть свитки

No cut tags
Page generated Jun. 28th, 2017 03:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios